Главная страницаНаписать письмоКарта сайта
100 лет спустя... Тибет -2001 год

25 ноября 1899 года, одевшись бурятским ламой-паломником к святым для ламаитов местам, я выехал из Урги на четырех наемных верблюдах с партией алашанских монголов… Так начиналась довольно толстая и очень старая книга, которую любезно дал мне прочесть профессор Г.Ф. Уфимцев. Когда я перечитал ее пять раз, решение поехать в Тибет и посмотреть все своими глазами принимать уже не приходилось – это было и так ясно.

Цыбиков Гомбочжаб Цэбекович (1873-1930) – родился в местности Урдо-Ага Забайкальской области Читинского уезда, окончил Петербургский университет в 1899 году с дипломом первой степени и золотой медалью, выдающийся путешественник, сумевший посетить закрытый для посторонних город – таинственную Лхасу. Путешествие в Тибет, предпринятое на средства Русского Географического Общества, продолжалось почти три года. Автор около 30 научных трудов. Главный труд «Буддист-паломник у святынь Тибета» принес ему мировую известность, а публикация 11 уникальных фотографий Лхасы спасла в 1905г. журнал «National Geographic» от банкротства. Был удостоен высшей награды Русского Географического Общества - премии имени Н.М. Пржевальского и золотой медали “За блестящие результаты путешествия в Лхасу”. С 1928 по 1930 г. – профессор Иркутского государственного университета.


Книга «Буддист-паломник у святынь Тибета, изданная в 1919 году Русским Географическим Обществом по дневникам, веденным Гомбочжабом Цыбиковым во время его экспедиции в 1899-1902 гг. стала моим первым путеводителем по «Стране снегов». Основательно, в духе своего времени, изданная, живо написанная, с множеством замечательных рисунков,
схем, фотографий(!!!), она и сейчас легко составит конкуренцию большинству современных изданий об этом интереснейшем регионе.

У меня никогда не было цели пройти чьим-то путем, свой путь должен быть у каждого, но посмотреть так интересно описанные более века назад места очень хотелось. Поэтому и материалы этой статьи не в точности соответствуют маршруту и порядку изложения в книге Цыбикова, ведь они были собраны в течении нескольких экспедиций в Монголию и Китай.

УРГА
Урга (ныне город Улан-Батор) – это не только традиционная отпраная точка для многих экспедиций в Цнтральную Азию и Тибет. В те далекие годы этот город являлся самостоятельным центром паломничества. Сюда шли благочестивые буддисты, чтобы поклониться святыням монастыря Гандан и воздать почести «живому будде» – Чже-бцзун-дамба-хутухте.

Сказать, что Урга изменилась – ничего не сказать. Сегодняшний Улан-Батор – современный город, со всеми присущими столице атрибутами. Здесь есть современные здания, супермаркеты и ночные клубы, улицы с многополосным движением, по которым проносится огромное, даже по нашим меркам, количество джипов и уазиков. Наметанный взгляд любого «советского» человека легко выхватывает то здесь, то там встречающиеся строения, выполненные в стиле «строительства коммунизма» 60-х – 70-х годов прошлого уже века. А строгие ряды юрт на окраине города возвращают нас в самые дальние уголки истории этой удивительной страны. Все смешалось здесь, и даже парадная форма роты почетного караула, что марширует по главной площади города в праздничные дни, словно специально создана для того, чтобы дать понять зрителю, что Урга – город вне времени, здесь ценят прошлое...

При монастыре Гандан Тэгчинлэн действует современный университет буддизма. Набор студентов производится один раз в два-три года. В основном это жители Монголии, Бурятии, Калмыкии, Тувы.

Несколько лет назад в столице Монголии открылся еще один буддийский университет, построенный в индийском стиле – имени Бакулы Римпоче.

ХАРХОРИН
Не слишком, по сибирским меркам, далеко от Улан-Батора, всего в двух с половиной – трех часах езды по хорошей асфальтированной дороге, расположен монастырь Эрдэни-Дзу, а вернее то, что от него осталось. Духовенство страны и все что связано с религией – «опиумом для народа» – безжалостно уничтожалось коммунистическим режимом в 20-е –30-е годы прошедшего века. Тысячи лам в монголии были репрессированы, стерты с лица земли сотни разнообразных культовых построек. 108 башен-субурганов встроено в окружающую монастырь с черырех сторон стену. Совершенно неприступной кажется эта твердыня. Однако внутри «кремля» от красного террора уцелело далеко не все. Большая часть сохранившихся построек составляет музейную экспозицию, но один из дуганов – действующий. В нем проводятся хуралы, а вышерканные до дыр доски для простираний (поклонов, когда благочестивый паломник или просто верующий ложится во весь рост на землю и снова встает) говорят об их частом использовании по прямому назначению. Интересны и окрестности Хархорина. Археологи обнаружили здесь несколько древних городов, по тем или иным причинам брошенных жителями. Есть мнение, что именно в этих местах располагалась столица Монгольской Империи. Доказать это однозначно никто так и не смог, но многочисленные экспедиции находят здесь огромное количество предметов из камня и металла, размером от совсем крошечных пуговиц до обработанных каменных глыб весом в несколько тонн.

ИЗ ЦИНХАЯ – В ТИБЕТ
Сто лет назад паломнику, купцу, или путешественнику, чтоб преодолеть пространство от Урги до Амдо – области, лежащей к северу от тибетского плато и отгороженной от него грной громадой Хребта Кунь-Лунь
требовалось несколько недель. Песчаные бури, суровые морозы и лихие
люди подстерегали на этом отрезке пути. И если раньше в этих местах,
хотя и с трудом, все-же ходили караваны, везущие соль – из Амдо, Чай,
рис – из Индии и Китая, то теперь, когда грузопотоки проходят в стороне
от этих гиблых мест, здесь стало почти совсем пусто...

Дорога через Тибет, для паломника, идущего традиционным маршрутом из Урги в Лхасу начинается в небольшом городе Голмуде. Уехать отсюда в напралении Лхасы можно пока еще на автобусе или на попутном грузовике. Однако при посадке в автобус с Вас попросят разрешение на въезд в Тибетский автономный район... Оформить такой пропуск лучше заранее, в PSB (Паблик Секьюрити Бюро – то же, что у нас ФСБ) в Пекине или Урумчи еще до въезда в Тибет, так как цены в турфирмах выше в разы. Протяженность маршрута до столицы Страны Снегов – немногим более тысячи километров. Меньше суток затрачивает на преодоление этого пути двухэтажный «спальный» автобус, или чуть больше суток – если на попутном грузовике... Последний вариант более интересен, если есть желание сделать остановку, а потом продолжить маршрут. Цинхай – Тибетское шоссе – не только одна из самых высокогорных, но и одна из
самых красивых дорог в мире. Она проходит через несколько перевалов выше четырех, а самый высокий – Тангла – имеет высоту более пяти тысяч метров.

ЛХАСА
Столица Тибета, город, притягивавший своей таинственностью к себе многих исследователей Центральной Азии. Современная Лхаса уже почти лишилась своего шарма, очарования старого паломничьего города. Сейчас она постепенно превращается в безликий административный городок, каких немало в Китае... И процесс этот идет очень быстро.

Джоканг – самый главный и наиболее интересный центр паломничества в старом городе, еще держит вокруг себя (в районе Бархора – улицы,  окружающей монастырь) ту атмосферу, ради которой и стоит приехать в Тибет. Но даже его золотые крыши, видимые ранее со всех окрестностей и являвшиеся вместе с силуэтом Поталы (легендарного дворца далай-лам)
символом Лхасы уже заслоняются понемногу безликими строениями офисных и гостиничных зданий.

Замечателен небольшой базар, развернувшийся здесь же. Утром местные скотоводы привозят на продажу масло яков, молоко и мясо, а ближе к полудню, когда наконец-то проснутся в своих гостиничных номерах туристы, сюда приносят разнообразные сувениры. Встречаются весьма интересные... Однажды я увидел здесь человеческий череп. Зная, что он нужен для изготовления габалы – священной чаши, используемой во время буддийских ритуалов, я поинтересовался ценой вышеназванного предмета. Получив ответ, и отметив про себя, насколько просто тибетцы относятся к вместилищу их души, я зашагал было дальше вдоль рядов этого рынка-«кунст-камеры». Однако продавец, решив, что его цена слишком
высока для меня, взял в руки этот череп и, догнав меня, объяснил, что
готов сильно снизить цену. Пытаюсь жестами объяснить ему, что предмет
продажи мне просто не нужен – безрезультатно! Этот торговец еще око-
ло получаса преследовал меня, предлагая все же приобрести его уникальный товар. Цена упала в десятки раз... Но человеческий череп мне был никчему.

Отсюда же, с торговой площади отправляются утром автобусы с паломниками в монастыри Сэра, Гандан и Дрепунг. А лучшим путеводителем по этим бывшим городам-монастырям будет книга Цыбикова. Монастыри эти, игравшие в прошлом важнеую роль в управлении Лхасой и всем Тибетом, безусловно потерявшие былое влияние являются сейчас по сути просто музеями под открытым небом. В музей превращена и Потала – зимний дворец далай-лам – бывших правителей Тибета и духовных иерархов желтошапочной ветви буддизма.

Не смотря на музейность вышеупомянутых монастырей, поток местных, пржде всего тибетских, паломников туда остается весьма значительным, и в разы превосходит поток туристов извне.

Нищих в Лхасе много. Как и сто лет назад. Не раз наблюдал забавную, на мой взгляд картину, когда идущий навстречу по своим делам тибетец, или тибетка, подумав, что иностранец имеет что-то за душой просто внезапно садится к стенке стоящего вдоль улицы дома, а то и просто посреди дороги, и, протянув к возможному милостынедателю руку, произносит: Америка, мани! Попрошайничество не порицается в этом обществе. Больше того, с точки зрения буддизма, это они, попрошайки свершают благое деяние, давая нам возможность исправить свою карму – помочь живому существу.

САКЬЯ, ШИГАТЗЕ, ГЬЯГЗЕ
И отсюда же, с Бархора отправляются автобусы вниз по реке Ки-Чу (Река
счастья) в сторону Брахмапутры. Как паломников, так и просто туристов в таком транспорте почти нет. Зато много местных тибетцев. Едут по своим делам – на работу, учебу, за покупками в райцентр... Именно так, «дешево и сердито», не упустив ни одной детали из жизни туземного населения, можно добраться до Гьягзе и Шигатзе – небольших, но интересных своей историей городов. Окончание «ЗЕ» в названиях означает сокращенно
слово «дзонг» – городскую крепость, или по-русски – кремль.

Кроме дзонгов, в обоих городах есть монастыри, из которых наибольшей известностью пользуется Таши-Лумпо – резиденция панчен-лам в Шигатзе. Монастырь в Гьягзе знаменит своим многодверным субурганом, Чоден-гоман, первую фотографию которого привез еще Цыбиков. Нижняя часть этого строения состоит из пяти этажей, имеющих по 20 дверей, ведущих в отдельные комнаты, с размещенными в них статуями гневных божеств. По
внутренней деревянной лестнице можно попасть в верхнюю часть субургана, где находится весьма чтимая статуя Вачира-Дары.

подводы, на которых они подводы, на которых они в случае нужды могли бы
ехать. Монастырь славится своей библиотекой, в которой собраны не только труды по различным буддийским дисциплинам, но и огромное количество деревянных и каменных печатные досок.

Как и во всяком действующем монастыре, здесь учатся молодые послушники – хувараки, которые могут избрать себе впоследствии духовную или светскую карьеру.

Надолго запомнилось посещение совершенно темной без окон комнаты, перед входом в которую на потолке висят четыре чвысушенных волка. Комната эта закрыта на замок, и отпирают ее только если специально попросить об этом. В небольшом помещении собраны статуи разнообразных страшных существ и злые маски. Все это – человеческие пороки и хранители учения, символически поражающие их и помогающие светлой душе вырваться из круга Сансары.

В монастыре почти нет туристов, нет и индустрии их обслуживающей, а значит люди, живущие здесь, гораздо меньше подверглись нивлирующему и обезличивающему действию «западной» цивилизации. Здесь все как встарь. И паломники, идущие воздать почести святыням, несут с собой как и сто лет назад лишь небольшой мешок Цзампы.

О СТРОИТЕЛЬСТВЕ
Интересно наблюдать процесс строительства нового дома в Тибете. Все строительные материалы берутся на месте. Для успешного строительства необходима вода, не слишком большое количество аргала, глина и ... все!
Технология проста: вначале из глины, воды и аргала (сухой помет яка) замешивается крутой раствор, из которого с помощью специального деревянного ящика, ипользуемого вместо формы делают глиноблоки, из которых после просушки на глиняном же растворе кладут стены. Климат в Тибете сухой, и постройки, сложенные из такого материала, могут простоять сто и более лет. Древесина дорогая и используется только там, где ничем другим уже нельзя обойтись, например для балок перекрытий, изготовления дверей или мебели.

Строят здесь всем миром, помогают даже детишки – подтаскивают воду, аргал, глину, переворачивают подсыхающие «кирпичи».

100 ЛЕТ...
Больше века отделяет нас от того Тибета, что сумел увидеть, сфотографировать, описать и донести до нас Г. Ц. Цыбиков. Это были драматические годы. В политическом смысле Тибетское государство просто перестало существовать. Китайская оккупация и дальнейшее освоение и заселение региона привела к тому, что подавляющее большинство святынь и духовных центров либо уничтожено, либо превращено в музеи. При этом,
большей частью местного населения эти «реликты» былой культуры все же
используются «по прямому назначению». Строительство Цинхай-Тибетской железной дороги идущее стремительными темпами, ускорит процесс ассимиляции Тибета Китаем. В ТАР создаются все условия для развития торговли, промышленности, роста городов. Численность тибетцев по отношению к другим национальностям стремительно падает. Легко доступные для туристов города быстро обезличиваются за счет строительства современных, в западном стиле гостиниц и офисов.

Культура Страны Снегов неминуемо канет в Лету, и произойдет это в ближайшие годы. Прикоснуться к ее едва теплящимся остаткам еще можно успеть сегодня, если забраться в настоящую тибетскую глубинку, куда еще не проникли «блага» цивилизации.

Миграция существенной части населения Тибета во главе с далай-ламой в Индию и формирование там Правительства и целого государства «Тибет в изгнании», безусловно, создает новую культуру. Но именно новую, на индийской земле и в других политических, климатических, демографических, экономических и т.д. условиях. Это уже совсем иная страна и иной народ.

Алексей Шевелев


Цыбиков Гомбочжаб Цэбекович

Цыбиков Гомбочжаб Цэбекович (1873-1930)

Монастырь Галдан

Монастырь Галдан, фотография Алексея Шевелева, 2001 год.

Монастырь Галдан

Монастырь Галдан, фотография Гомбочжаб Цыбикова, 1901 год.

Монастырь Гьягзэ

Монастырь Гьягзэ (многодверный субургэн) фотография Алексея Шевелева, 2001 год.

Монастырь Гьягзэ

Монастырь Гьягзэ (многодверный субургэн) фотография Гомбочжаб Цыбикова, 1901 год.

Тибет, строительство

Строительство дома, Тибет

Тибетцы

Тибетцы

 



http://www.ooors.ru продажа пиротехники оптом,Ми нет без резинки,курсы hr там
© 2005 - 2011  Негосударственное учреждение культуры "Экспедиция Интер-Байкал". Все права защищены.